Юбилей библиотеки

четверг, 6 августа 2015 г.

25 июля - день рождения В.М. Шукшина

Михаил Ульянов: «В. М. Шукшин - феноменальный по отклику в сердце народном…"

Разметалось село в предгорьях,
        Где Катунь расплескалась светло,
        Знало вдоволь и лиха, и горя
         Стародавнее это село.
   
           Здесь мальчишка торил дорожку,
Пьяный ветер вдыхал с лугов,
В огороде тяпал картошку,
На Катуни тягал чебаков.

Край сибирский. Пейзаж неброский.
Бьет о берег Катуни волна.
Знает каждый в России, что Сростки –
Это родина Шукшина.

По мнению нашего земляка, народного артиста СССР Михаила Ульянова,  Шукшин является одним из лучших русских писателей. И не случайно в личной библиотеке Михаила Александровича, хранящейся в мемориальном зале Ульянова в нашей библиотеке, насчитывается немало произведений Василия Макаровича. 



Одна из книг -  с автографом автора, другая - с пометами Ульянова.




 Шукшин родился 25 июля 1929 года в селе Сростки Бийского района Алтайского края. Сростки – знаменитое на Катуни-реке старинное большое село - никогда не представлялось Шукшину забытой богом глухоманью, эдаким поросшим «травой забвенья» медвежьим углом. С гордостью осознавая себя потомком тех, кто столетия назад пришел на Алтай с севера Руси, с Волги, с Дона, Шукшин склонялся перед памятью далеких предков, ибо «они обрели – себе и нам, и после нас – прекрасную родину. Красота ее, ясность ее поднебесная – редкая на земле».
Ребенком он бегал по улицам родного села, играл в лапту,  читал первые книжки, рыбачил в любимой им Катуни.

Из воспоминаний: «Река Катунь. Злая, белая от злости, прыгает по камням, бьет в их холодную грудь крутой яростной волной, ревет – рвется из гор. А то вдруг присмиреет в долине – тихо, слышно, как утка в затоне пьет за островом. Отдыхает река. Чистая, светлая – каждую песчинку на дне видно, каждый камешек. И тоже стоит только разок посидеть на берегу, когда солнце всходит… Красиво, очень красиво. Не расскажешь словами».
 











Напитавшись в детстве этой поднебесной ясностью, Шукшин помнил и тосковал о ней до смертного часа. Вольный край наиболее полно воплощал для художника красоту Сибири, красоту народа. Каким подчеркнуто неразрывным единством крестьянина и его земли  - сенокосных и пахотных алтайских предгорий – отмечены вступительные и финальные кадры фильма «Печки-лавочки»!

Детство Василия Шукшина, как и многих мальчишек того времени совпало с началом войны. Ушел на фронт и вскоре погиб отчим.
Каждый год, прожитый Василием Шукшиным, можно считать за три. На его долю выпало много лишений и радостей, удач и неудач, славы и непонимания, горя и счастья. И все это – в напряженнейшем труде, который и три сердца не могли бы выдержать.
Шукшин рос по-настоящему трудовым человеком. Кем он только не был: земледельцем, разнорабочим, слесарем-такелажником, маляром, грузчиком, радистом, учителем, комсомольским работником.

Мать Шукшина, Мария Сергеевна, оказала значительное и благотворное влияние на сына. Многими художественными впечатлениями детства обязан ей Шукшин, автор поздних своих «Снов матери». От нее и любовь к протяжной, чуточку грустной вечерней песне, и вкус к забавной «бывальщине»; от нее, возможно, и сказовая манера шукшинского повествования.

Мама была единственной опорой парня, пришедшего в столицу в дедовском галифе и гимнастерке. Она бережно хранила все письма сына, который он присылал ей из Москвы. Вот одно из них:

«Живу очень интересно, мама. Очень доволен своим положением. Спасибо тебе за все, родная моя. Успехи в учебе отличные. У нас не как в других институтах, - т.е. о результатах обучения известно сразу. Ну вот пока и все. Итак, мама, повторяю, что я всем решительно обеспечен. Недавно у нас на курсе был опрос, кто у кого родители…У всех почти писатели, артисты, ответственные работники и т.п. Доходит очередь до меня. Спрашивают: кто из родителей есть? Отвечаю: мать.  – Образование у нее какое? – Два класса, отвечаю. Но понимает она у меня не менее министра. Смеются. Ну, будь здорова, милая. Твой Василий».

Читая эти строки из письма Шукшина домой, лишний раз убеждаешься, сколь уважительно и любовно относился сын к матери, олицетворявшей для него ум, смекалку, житейскую мудрость родного народа.

Это потом он напишет: «Мать – самое уважаемое, что есть в жизни, самое родное – вся состоит из жалости…
Отчего народ поднимается весь в гневе, когда на пороге враг? Оттого, что всем жалко своих матерей, родную землю. Жалко! Можете не соглашаться, только я знаю – и про святой долг, и про честь и достоинство, и тому подобное.
Но еще в огромной мере - жалко».

           А пока одним и тем же копеечным перышком молодой Шукшин писал в небольшой студенческой комнатке и письма матери на Алтай, и свой первый роман «Любавины».
В этом сравнительно раннем произведении не было строгого, мастерски разработанного сюжета; еще можно было спорить о том, насколько реальны и правомерны события, о которых повествует автор; но что-что, а характеры уже были там – яркие, самобытные, сильные.

Шукшин шел вперед крепкой походкой настоящего сибиряка, доказывая свое право быть писателем, актером, режиссером.    
 И было бы странно, если бы судьба Василия Шукшина не пересеклась с судьбой Михаила Ульянова. Оба из Сибири, оба пришли в искусство глубоко провинциальными людьми.


Впервые Михаил Ульянов встретился с Василием Макаровичем на съемках фильма «Простая история». Проходили они в деревне под Москвой.

 «Мы жили в здании школы в огромном классе, - пишет Ульянов в книге «Реальность и мечта». – Наши кровати стояли у противоположных стен. Но мы практически не виделись: когда Шукшин работал, я был свободен, и наоборот. Удивительно, что он совсем не отдыхал, - писал что-то все время, нещадно куря. Мы почти не разговаривали, и в этот раз отношения наши не завязались. Духовные узы соединили нас потом, когда я поближе познакомился с  творчеством писателя.
То было как озарение! Читая его книги, я находил для себя и правду, и помощь, и ответы на мучившие меня вопросы. От встречи с этим самобытным, глубинно народным талантом я испытал небывалую радость. И вскоре Шукшин стал мне жизненно необходим».

Для Ульянова, как и для Шукшина, центр притяжения – русский характер, взятый в его самобытности, в разнообразии проявлений, в мучительных поисках истины. Главные герои большинства рассказов Шукшина – деревенские люди, сеятели и хранители земли. У многих из них жизнь трудная, у иных и вовсе «скособоченная». Но все они самозабвенно, по-детски любят жизнь!

Людей, о которых писал Шукшин в своих произведениях, нередко называют «чудаками» или просто «чудиками».
В рассказе «Сураз» о «чудике» Спирьке Шукшин пишет так: «Размашисто красивый, дерзкий и такой же неожиданно добрый. Добротой своей он поражал, как и красотой. Мог снять с себя последнюю рубаху, отдать – если кому нужно…»

Знакомство с литературными «чудиками» однажды навело Михаила Ульянова на мысль сделать концертную программу по произведениям Шукшина.


«И я читал его немудрящие рассказы об обыкновенных людях, которые обезоруживали меня своей простотой и сложностью. Но сколько бы я ни вглядывался в них, что бы новое ни открывал – разгадать тайну из магнетизма так и не смог…»
 О творчестве Шукшина Ульянов говорил так: «В.М. Шукшин – феноменальный по отклику в сердце народном, по пониманию его творчества художник. Что это – мода? Или что-то другое, более глубинное, властно тянет людей к себе, и, читая Шукшина, они находят и радость для себя, и правду, и помощь, и друга, и ответы на вопросы жизни, чувствуя, что им это необходимо, жизненно необходимо».

Сохранились и воспоминания сотрудницы литературно-драматической редакции радио России:

 «Летом 1961 года я прочла в мартовском номере «Октября» три коротеньких рассказа – фамилия автора была совершенно неизвестна, Василий Шукшин. Но сами рассказы поразили меня каким-то исходящим от них светом, чистотой, прозрачностью атмосферы, правдивостью характеров этих людей. И поразил, и удивил язык – сильный, точный, какой-то выпуклый, выразительный. Это было как удар молнии! И захотелось  сделать это свое открытие достоянием не только читателей журнала, а многомиллионной радиоаудитории, захотелось, чтобы ожили, заговорили герои рассказа.

 Для начала я остановилась на рассказе «Светлые души», а вскоре, кстати, записала с Михаилом Ульяновым и рассказ «Степкина любовь».
Рассказы дышали такой достоверностью, что и актеров надо было пригласить правдивых, естественных, как говорится, земных. Тогда никто, и актеры также, не могли предполагать, что никому не известный автор будет знаменитым на весь мир писателем и нашим классиком. Но и они, актеры, тоже прониклись очарованием этой свежей прозы. И артисты театра им. Вахтангова Нина Нехлопченко, Михаил Ульянов и Владимир Колчин с удовольствием взялись за работу».

Так радио России вслед за журналом «Октябрь» стало первооткрывателем будущего всемирно известного писателя.

Позднее М. Ульянову довелось сниматься в художественном фильме по сценарию Шукшина «Позови меня в даль светлую». В нем Михаил Александрович  играл Николая, брата главной героини Груши.

Из воспоминаний М. Ульянова: «С каким поразительным знанием деревенской жизни написал этот сценарий Шукшин! Это добрая, человечная, смешная и грустная картина. Хорошая Русь в ней показана, поистине со светлой далью. И хотя фильм получился негромким, но был он добротным и правдивым».

В течение  1965 года Шукшин внимательно изучал исторические труды о второй крестьянской войне, конспектировал источники, выбирал из антологий нужные себе народные песни, изучал обычаи середины и конца 17 века и совершил ознакомительную поездку по  Волги. Он собирал материалы для своего нового романа о Степане Разине.
 Когда Шукшин заканчивал роман «Я пришел дать вам волю», то последнюю главу ночью писал. Его жена вспоминает: «Просыпаюсь – четыре утра. Слышу – где-то ребенок рыдает. Я на кухню, гляжу – плачет. Спрашиваю: «Что случилось?»  - «Такого мужика загубили, сволочи…»

Роман «Я пришел дать вам волю» - это уже раздумье не над отдельной человеческой судьбой, но попытка через нее понять суть народную.
В марте 1966 года Василий Шукшин подал заявку на литературный сценарий «Конец Разина», и заявка эта первоначально была принята. Съемки фильма намечались на лето 1967 –го. Шукшин был целиком захвачен этой идеей и ради ее претворения в жизнь забросил все остальные дела: он даже прекратил сниматься в кино, хотя его звали к себе на съемочные площадки многие известные режиссеры.
Однако все оказалось напрасным – высокое кинематографическое начальство затормозило съемки фильма и дало понять, что это откладывается на неопределенное время.

За это время у Шукшина родилось две дочери – Маша и Оля, он снялся в нескольких фильмах и выпустил собственную картину «Странные люди».
В 1969 году Василию Шукшину было присвоено звание заслуженного деятеля искусств РСФСР. Но надежда добиться постановки фильма о Ст. Разине его не оставляла. В 1971 году он вновь пишет заявку на имя директора киностудии им. Горького и вновь получает отказ.
 В итоге вместо «Разина» он вынужден снимать другую картину – о современности. Этим фильмом стали «Печки-лавочки» - один из популярнейших фильмов Шукшина.
В конце 1972 года Шукшин перешел со студии им. Горького на «Мосфильм» по одной простой причине – там ему обещали помочь поставить фильм о Разине. Однако конкретных сроков постановки не называли. Шукшину даже пришлось искать помощи в ЦК КПСС, но ответ был туманный: «Мы постараемся разобраться…»

Тем временем, пока государственные чиновники разбирались, Шукшин приступил к съемкам очередной своей картины – «Калина красная», в которой, как и в «Печках-лавочках», он выступил в трех ипостасях: режиссер, сценарист и исполнитель главной роли. Фильм этот вышел на экраны страны в 1974 году и буквально потряс зрителей.  Это драма человека, однажды ошибшегося, мучительно ищущего место в жизни, горящего желанием работать, жить, любить.

Трогательный и глубокий разговор Егора с березками скрывает затаенную поэтическую душу в образе героя. Встреча с матерью, которая его не узнала, - один из сильнейших драматических эпизодов фильма. С поразительной силой Шукшин сыграл позднее раскаяние Егора в том, что он так долго не навещал родную мать.


Фильм «Калина красная» принес Шукшину долгожданное признание. На VII Всесоюзном кинофестивале в Баку в апреле 1974 года фильм «Калина красная» был награжден главным призом – это был первый случай в практике проведения отечественных кинофорумов. Причем жюри обосновало свое решение следующим образом: «Отмечая самобытный, яркий талант писателя, режиссера и актера Василия Шукшина, главная премия фестиваля присуждена фильму «Калина красная».
В дальнейшем этот фильм собрал множество других призов (на слайде). А самому Шукшину по опросу журнала «Советский экран» эта картина принесла звание лучшего актера 1974 года.

Но ни на один день не забывал Шукшин о своей давней мечте.  Несмотря на то, что кинороман «Я пришел дать вам волю» был опубликован еще в 1968 году, съемки фильма о Разине все время откладывались.

Михаил Ульянов пишет: «Василий Шукшин сам задумывал воплотить образ легендарного атамана в кинематографе, и меня приглашал на пробы.
Когда я приехал к нему на студию, он ходил по кабинету, в черной рубашке, взволнованный и возбужденный, и тут же принялся объяснять мне идею. Мне предложил сыграть Фрола Минаева, человека, который находился со Степаном Разиным в вечном споре.
 - Я представляю себе, - говорил он, - бескрайнюю степь. Полную, огромную, как солнце, луну, серебристо-белесый мир, и по степи скачут на лошадях два озверевших человека. Это Фролка уходит от Степана, потому что тот в  ярости лютый бывает и может убить. И вот эта половецкая степь, эти полудикари зададут тон не только одной сцене, но и всему фильму».
Ульянов спросил Шукшина, не боится ли он надорваться: вещь-то грандиозная, а он и автор, и режиссер, и актер в главной роли.
- А-а, я все на это поставил, должен справиться! – ответил он.

Но случается не все, что мы задумываем. Шукшин действительно поставил на этот фильм все, вплоть до собственной жизни: работал над сценарием ночами, много курил, пил кофе – и сердце не выдержало напряжения.


Он скоропостижно скончался где-то в обожженных солнцем донских степях на съемках фильма «Они сражались за Родину», в котором он сыграл самую значительную роль – бронебойщика Лопахина.

Прошли годы с того жаркого дня конца августа 1974 года, когда неожиданная весть ворвалась в дома – умер Шукшин.

Но журналы еще печатали его рассказы, в газетах выходили обжигающие душу строчки, в кинотеатрах шли его фильмы .
 Его произведения не оставляли равнодушными.

Так, в 1979  году мечту Шукшина о Разине воплотил актер Театра им. Вахтангова Михаил Ульянов. По роману Шукшина «Я пришел дать вам волю» он осуществил постановку спектакля «Степан Разин» и сыграл в нем главную роль. 


То была своеобразная дань памяти великому художнику, земляку и просто близкому по духу человеку. В этом спектакле Ульянов стремился воплотить замысел Шукшина и поднять образ Разина «до такой высоты, чтобы в его судьбе отразилась бы судьба всего русского народа, вконец исстрадавшегося и восставшего».  



Не случайно Михаил Ульянов любил вспоминать столь близкие ему слова Шукшина: «Нравственность есть Правда. Не просто правда, а – Правда(с большой буквы). Ибо это мужество, честность, это значит – жить народной радостью и болью, думать, как думает народ, потому что народ всегда знает правду».

 Василий Шукшин остался в памяти людей истинно народным художником. И на его могиле -  всегда живые цветы и ветки красной калины.
                     
                     Рассветы встают над калиною красной.
Ей больше вовек для меня не цвести.
Я жил и любил на земле не напрасно,
А если чего не успел я – прости.

А кто я? А что я? Да что там! Пустое!
Найдутся другие, покрепче в кости.
Я только с тобою чего-нибудь стою,
А если чего не успел я – прости.

Среди васильковой раз машистой сини
Над Волгой моей обо мне погрусти.
С тобою, Россия, я столько осилил,
А если чего не успел я – прости.

И новой весною дай силы мне с новью
Великой травинкой сквозь ночь прорасти.
Я отдал тебе свою силу сыновью,
А если чего не успел я – прости.


Источники:

1.                           Михаил Ульянов [Текст]/Н. А. Игнатьева. – Москва: Союз кинематографистов СССР, 1985
2.                           Толченова Н. Слово о Шукшине [Текст]/Нина Толченова. – Москва: Современник, 1982. – 159С.
3.                           Тюрин Ю. Кинематограф Василия Шукшина. [Текст]/Ю.Тюрин. – Москва: Искусство, 1984. – 319С.
4.                           Ульянов М. Приворотное зелье [Текст]: автобиографическая проза/Михаил Ульянов. – Москва: Эксмо-пресс, 2001. – 285С.: илл.
5.                           Ульянов М. Работаю актером [Текст]/Михаил Ульянов. – Москва: Искусство, 1987. – 398С.
6.                           Ульянов М. Реальность и мечта [Текст]/Михаил Ульянов. – Москва: Вагриус, 2007. – 400С.:илл. – (Мой XX век)
7.                           Ульяновские миллионы[Текст]//Новое обозрение-Версия. – 2002. – 13-19 нояб.(№44). – С.8
8.                           Черняев П. Щукин сын[Текст]/П. Черняев//Версты. – 2002. – 19 нояб. – С.7:портр.
9.                           Шукшин В. Наказ [Текст]: рассказы/Василий Шукшин. – Барнаул: Алтайское кн. изд-во, 1980. – 270С.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Похожие посты

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...

Очередной рубеж

16.01.2017 г. 55 постоянных читателей и 400 000 просмотров.
25.02. 2017 - 63 постоянных читателя, 500 000 просмотров.
19.04.2017 - 67 постоянных читателей, 613 000 просмотров.
Друзья, спасибо, что вы есть!